К ВОПРОСУ О REAL PUNKS

В городе стояла невыносимая жара. Вышло так, что июнь именно в этот день расщедрился на обильный, почти тропический ливень, но был грязно обматерен загорающими на крыше обнаженными девицами и, поскольку они оказались ближе всех к небу, снизошел до их желаний и вернул жару на место.

Внизу на лавочке восседала, покрякивая, парочка древних старушенций, на словах давно решивших отойти в мир иной, а на деле цепко и уверенно держащихся за мир обыденный. Зонтики они так и не опустили.

— Ох, Мария Ильинична, не те времена.

— Вот и я говорю, не те…

Старушенции словно по команде поднялись с лавочки, да так неловко, что космонавты в невесомости по сравнению с ними показались бы преисполненными грации. Место их тут же заняли двое мужичков — под тридцатник каждому, окольцованные и потому чересчур ухоженные. Пиво было с ними. А разговор шел медленно.

— Эх, Серега, бля, не те времена.

— Да кто спорит!

— Кем мы, Серега, с тобой были десять лет назад?

— Студентами?

— Какими на хрен студентами! Панками мы были!

— Угу, еще какими!

Две пустых бутылки уже стояли около лавочки.

— А ведь нет сейчас настоящих панков.

— Нету, Лёха, совсем нету. Кончились.

— Но мы-то есть?

— Так уж и не панки ни хрена.

Плюс две.

— Ты помнишь, Серега, как с волосней на экзамены ходили?

— Еще бы! По пятнадцать раз!

— Но ведь не стриглись!

— Не-а, не стриглись. Ты когда подстригся?

— Жена во сне срезала…

— А я перед дипломом.

Еще две. Еще.

— Серега, бля, друган, а ведь не заподло все было!

— В натуре.

— А как преподу по истмату на жопу «Секс пистолз» прилепили — помнишь?

— Я же и лепил. Только путаешь ты, Лёха, не по истмату, а по истории КПСС.

— Какая в жопу разница… в смысле, на жопу!

— Никакой. Но истматовца мы с балкона обоссали.

— Помню: я в академ ушел, а ты в политех перевелся…

— Не, ну согласись, нам же по хер все было!..

Новоприбывшие бутылки не смогли устоять и, прихватив старые, покатились к большой коричневой луже. К ней же вперевалку подошел ребятенок с «камазиком» на веревочке, по-хозяйски осмотрел и, прикинув оптимальную траекторию до самого ее центра, оттолкнулся сапожками от земли…

Один бывший панк пожал плечами, другой принялся о чем-то напряженно думать, а ребятенок громко захохотал и, прихватив свой «камазик», умчался в неизвестном направлении, попутно обрызгав спустившихся с поднебесья прилично одетых девиц.

Где мораль? Кто сказал, что она обязательна?! Если очень хотите, пожалуйста: «Панки грязи не боятся», — но это по дружбе и вопреки подлинному смыслу.


Лицензия Creative Commons
на стартовую страницу